пятница, 11 марта 2011 г.

"Иоанн Павел II. Я искал вас"


Вообще-то у меня не было намерений превращать свой блог в киноафишу. Но что делать, если резонансные премьеры в Польше следуют одна за другой!
В четверг в Кракове состоялась премьера фильма «Иоанн Павел II. Я искал вас…». С пятницы фильм идет широким прокатом.
Об Иоанне Павле II снято, сказано и написано столько, что никакой новый опус любого жанра, казалось бы сенсацией уже быть не может. Однако обратите внимание на количество просмотров крошечных, порой любительски беспомощных видеороликов на  You Tube, и вы поймете, что интерес к этой теме по-прежнему бездонный, а спрос все так же намного опережает предложение. Даже самый слабый, на мой взгляд, разумеется, фильм о Папе – «Кароль Войтыла. Папа, оставшийся человеком» («Человек, ставший Папой» все-таки посильнее будет), - нельзя назвать полным провалом. Скорее, это эксперимент, доказавший, что там, где речь идет о Войтыле, даже самая вдохновенная игра актера не в состоянии конкурировать с документальными кадрами, даже самыми непрофессиональными. Они несут в себе энергетический заряд такой силы, что если бы фильм «Я искал вас» - а он длится 90 минут – состоял только из архивных материалов, его эмоционально невозможно было бы выдержать. Но он, слава Богу, построен по традиционной схеме документального кино, когда архивные материалы перемежаются с интервью.
Воспоминания и свидетельства известных, уважаемых людей, бесспорно, интересны. Но лично для меня самым интригующим моментом является то, что режиссер фильма, Ярослав Шмидт, очень молод. Он родился в 1978 году, то есть в тот самый год, когда кардинал Кароль Войтыла стал Папой. Известно, что с самого начала пасторского служения Войтылы молодежь была его «слабым местом» и конкурировать с ней могли только дети. Первые поколения  любимцев Войтылы давно поседели; как видит его сегодняшняя молодежь, чем важен для нее Иоанн Павел II?
- Мы попытались ответить на вопрос, что в нем было такого, что везде, куда он приезжал, менялись не только люди, но изменялся и мир, - сказал режиссер фильма Ярослав Щмидт.
На самом деле мир неизбежно меняется, когда меняются люди. По-другому не бывает, это закон, блистательно использованный Иоанном Павлом II.  Ему действительно удавалось активизировать, вытащить из-под толстого слоя наносного, глупого то лучшее, что было в человеке. И люди менялись.
 Надолго ли? Порой на всю жизнь, порой на мгновенье – выбор зависел от каждого из нас. Но у каждого была возможность измениться и изменить мир. Только вдумайтесь, господа: мы жили в эпоху одного из величайших пророков!
             Мы ничего не пропустили?

3 комментария:

  1. Хочу навести кілька речень з книги Ліни Костенко "Записки українського самасшедшего". Краще за Ліну про Павла ІІ і Україну ніхто ще не сказав:
    - Коли Понтифік сходив по трапу, і вітер розвівав його білу одіж, мені здалося, що це ангел. Ангел старий, втомлений, тим більше, — бо якби він був молодий і пружною ходою збігав по трапу, то це одне. А коли вже тіло не ходить, руки тремтять і плечі похиляє тягар літ, то просто ж видно неозброєним оком, що цим немічним тілом рухає Дух.

    І те біле його одіння над його плечима здіймається і тріпотить, мов крила.

    Недарма одна жінка сказала: «В Україну янгол прилетів». Таке реальне враження від цього нереального Папи.

    Якийсь хлопчик, гарненький, схожий на мого сина, розплакався від потрясіння, йому відкрилося щось, чого, може, дорослі вже й не здатні збагнути.

    Він благословив нашу землю, він назвав мій народ шляхетним народом. Він повернув мені щастя бути належним до такого народу, а то ж у мене його весь час віднімали, вщеплювали мені у свідомість, що мій народ не гордий, що він упосліджений, все стоїть на колінах і ніяк не встане, я вже звик за ці десять років до такого приниження, з якого виходять тільки у смерть. І раптом приїжджає свята людина, яка знімає з тебе це прокляття. І Терези схитнулись, і знайшли рівновагу з болем. Я був вдячний, що він звернувся до мого народу мовою мого народу. Я разом з ним молився різними мовами, був на місцях розстрілів, і радянських, і нацистських, — у Биківні і в Бабиному Яру.

    А вже відлітаючи зі Львова, коли почав накрапати дощ, він сказав: «Дощ іде — діти ростуть» і наспівав львів’янам пісеньку ще, мабуть, свого дитинства — щоб засвітило сонечко і дощ повернувся в небо.

    Я потім ще не раз бачив ці кадри по телебаченню, і щоразу мене вражало обличчя тієї дитини у натовпі.

    Не плач, хлопчику. Все буде добре. Посланець Бога нас благословив.

    ОтветитьУдалить
  2. Ваш комеентарий, Александр, по-моему, интереснее самой заметки. Спасибо Вам большое!

    ОтветитьУдалить
  3. Власне кажучи, це не я сказав. Це Ліна Костенко...

    ОтветитьУдалить