пятница, 25 февраля 2011 г.

А, Б, Ц и шимпанзе в диспетчерской


  
До сих пор я не позволяла себе высказываться на тему расследований обстоятельств смоленской авиакатастрофы. Для меня даже зонтик – очень сложная техника,  а что означает красивое слово «глиссада», я впервые узнала после смоленской катастрофы и в связи с ней. Поэтому я внимательно следила за всем что пишут на эту тему другие, по мере сил знакомила в своем блоге с наиболее значительными публикациями польских СМИ, но сама статей не писала. Однако недавняя пресс-конференция российских экспертов в сфере авиации, посвященная расследованию обстоятельств смоленской авиакатастрофы, меня вдохновила.
Польские эксперты в ней не участвовали. Организаторы объясняли это тем, что идея пресс-конференции возникла накануне вечером (проходила она утром, в 11 часов по московскому времени и в 9 по варшавскому), и поляков пригласить просто не успели. Почему возникла такая спешка, никто не понял. Ведь ничего нового, и уж тем болем сенсационного, на конференции не прозвучало. Все то же самое, что уже было озвучено МАК и многократно повторено СМИ. Ну, разве что высказывание Олега Смирнова, президента Фонда развития инфраструктуры воздушного транспорта "Партнер гражданской авиации". Цитирую:  "Если бы в аэропорту Смоленска не было ни одного диспетчера, а вместо него там была бы шимпанзе... даже этот абсурд не мог бы привести к катастрофе". Фраза тут же стала крылатой. И все-таки не она послужила непосредственной инспирацией.
За несколько секунд до этого тот же оратор обратился к аудитории со следующим вопросом: кто из вас согласился бы лететь в Сочи или Петербург, зная, что экипаж самолета так плохо обучен? И вот тут как-то само собой на полную мощность включилось воображение.
Действительно, представьте себе, что вы, не президент и не представитель политической элиты, а рядовой, так сказать, гражданин, с женой (мужем) и детишками летите из пункта А в пункт Б. Утро солнечное, ясное, аэропорт назначения принимает. На самом деле, там, в этом пункте Б, свинцовый туман, шторм, ураган, громы и молнии. Но вы об этом не знаете. Потому что информацию о погоде сообщают не вам, доверчивому путешественнику, а в некий таинственный пункт Ц. Не из вредности. В пункте Б хорошие люди и по-человечески они бы вас предупредили, но – нет такой возможности. Мало того,  в пункте Б о вас тоже практически ничего не известно.

- Подскажите, у Вас на счет поляков никакой информации нет?
- А вот такой телефончик запишите – *** ** **. Это главный центр УВД, там наверно должны знать, вылетел, не вылетел
(…)
-Наташ
- Да, товарищ командир
-Ну я попросил это (неразб) оперативного «Логики» по одному телефону выйти московскому. Он вышел, говорит «пока не вылетал». А там, правда-неправда

Это из записей разговоров в диспетчерской аэропорта «Смоленск-Северный», опубликованных на официальном сайте МАК. Не читали? Зря. Захватывающее чтиво, несмотря на то, что многие детали, разумеется, доступны только профессионалам.
            Итак, в тот момент, когда Туполев с польским президентом на борту вылетал из Варшавы, туман над Смоленском уже сгущался.

            - Полковник Краснокутский. Оперативному дайте трубочку. А, вы оперативный, я сам тут задергался. Значит Смоленск закрыло. Туман. Не знаю, пока не готов, в прогнозе его не было, вот за 20 минут все закрыло, сейчас Фролова отправляем на запасной в Тверь… Ну что делать, ничего не сделаешь, он зайти… А?... Но видимость уже 500 метров, даже меньше, вот сейчас даже 300 метров вот зашел вообше. Смысла ждать больше нет, у него остаток 20 тонн, он уйдет на Тверь, Сыпко я позвонил. У меня вопрос какой, по моим данным Тушка вылетает польская, они к нам не запрашиваются, они сами летят, надо им передать, что нас закрыло…

-  Пожалуйста, еще раз оперативного… Плюскин. Нужно как-то выйти на главный центр, чтобы основному поляку, алло, передали, во-первых, чтобы он был, чтобы он был готов к уходу на запасной, вот уточнить, сколько у него топлива, потому что он по- русски  практически не понимает ничего… А. Хорошо (,,,) Значит, главный центр в курсе, что у нас погоды нет, и они будут своё решение принимать, возможно, сразу на Внуково уйдет (неразб)

            Еще через полчаса.

-  Алло, добрый день. С «Северного» беспокоят. Под чьим управлением идет сейчас польский борт?.. Ну им надо передать, пока они работают нормально, блин, что у нас туман, видимость менее 400 метров, чего его к нам сейчас-то гнать?
Ну передайте еще Москве, у Вас есть связь, у нас с ними нет, сейчас выйдет, если он еще и русский не знает, блин, это будет вообще

            Как я уже сказала, эти записи МАК опубликовал на своем сайте после того, как в начале февраля польская комиссия по расследования причин авиакатастрофы их обнародовала на пресс-конференции, но почему-то не разместила в Интернете. Поляки утверждают, что получили их вполне законным путем, особенно не распространяясь, каким именно. К МАК с просьбой предоставить аудио- и видеозаписи, регистрировавшие работу диспетчеров в день катастрофы, поляки обращались еще в мае 2010г. 10 апреля в смоленском аэропорту должны были действовать магнитофоны, фотоприставки и видеокамера.  Польские эксперты получили две  магнитофонные кассеты. На одной из них оказались записи, относящиеся к октябрю-ноябрю 2009 года, а на второй качество записи было настолько низким, что можно считать, что его не было вообще. Когда попытались просмотреть видеокассету, оказалось, что она пуста, поскольку вышли из строя приводы, соединяющие камеру и магнитофон. Фотографии также не сохранились. Фотопленка оказалась некачественной. К таким выводам пришел МАК по результатам своих анализов, о чем и заявил без гордости, конечно, но и без излишней застенчивости.  Как о чем-то, что случалось, случается и будет случаться, и ничего тут такого особенного.
            Не был ли туман над Смоленском искусственным, как заявляют отдельные неврастеники?  Могу повторить только то, что сказала в самом начале: не мне судить при полном отсутствии компетентности. По данным проведенного в конце января соцопроса 48 процентов поляков считают версию покушения правдоподобной, 2 процента не имеют на сей счет своего мнения, и 50 процентов (все-таки большинство!) считают подобные мысли вздором. Любопытно, если бы подобный опрос провели в России, сколько процентов граждан оказались бы склонными верить в теорию покушения? Если по Фрейду, то все сто. Потому что искусственного тумана, как ни крути, на всех летящих из пункта А в пункт Б не хватит. А вот если туман был вполне натуральный, природный, а метеослужбы не в состоянии были его предсказать ни за сутки, ни даже за пару часов; если диспетчеры так беспомощны, что вместо них спокойно можно посадить шимпанзе, а в диспетчерской не работает даже кипятильник, и за весь этот вездесущий, всепроникающий бардак с таинственными центрами, которые якобы им руководят в густом тумане тотальной секретности, никто, ровным счетом никто не несет никакой ответственности…
            Ну а в остальном,  все правильно. Польские пилоты действительно совершили много ошибок, визит действительно был организован из рук вон плохо. И с этим давно уже никто не спорит. Полякам хватило мужества принять эту горькую правду, и оргвыводы на всех уровнях уже делаются.
            Что касается России, то говорить о ее ответственности кощунственно. Россия  виноватой не бывает, потому что не бывает никогда. Это доказано. И даже если из всех русскоязычных СМИ убрать профессиональных журналистов и посадить на их место шимпанзе, даже этот абсурд не мог бы привести к изменению общественного мнения. Так что счастливых вам полетов!



2 комментария:

  1. Я даже пытаться не буду высказывать своё мнение, настолько верная и ёмкая статья.
    Изящный и остроумный вывод вызвал горькую усмешку. Шимпанзе и попки сидят уже везде - прикидываются профессионалами.

    ОтветитьУдалить
  2. История проклятая
    Опять идет кругами –
    За пультом у локатора
    Диспетчер И. Сусанин.

    ОтветитьУдалить